• »
  • Разное
  • »
  • Простые прически на каждый день
  • 04.09.2018

Простые прически на каждый день


Содержание

Мандарин Юн Ли откинулся на спинку стула, сделанного из розового дерева. Страх промелькнул в его глазах, хотя он был вооружен и слыл смелым солдатом. Я сделал все, что было в моих силах. А я не люблю слушать про неудачи, капитан Ван. Мандарин поигрывал маленьким ножом для разрезания бумаги, лежавшим на низком столике рядом с. Ван с искренним облегчением перевел дух, тень улыбки скользнула по лицу мандарина.

Слуга потерпел неудачу, теперь в самый раз хозяину предпринять попытку. Приведите его ко. Ван поклонился и с завидной поспешностью вышел. Мандарин молча сидел и смотрел в дальний угол просторной, залитой солнцем комнаты, где у окна в плетеной, подвешенной к потолку клетке пели, заливаясь, две птички. И словно найдя ответ на какой-то очень важный для него вопрос, он кивнул — коротко и удовлетворенно.

Потом быстро протянул руку и позвонил в маленький серебряный колокольчик, стоявший на изящно инкрустированном столике. Тотчас же в комнату бесшумно вошел одетый в белое слуга и в безмолвном почтении склонил голову перед хозяином.

Юн Ли отдал ему несколько четких, кратких приказаний. Едва слуга скрылся из виду, как в изысканно обставленной комнате вновь появился капитан Ван.





Мандарин мягко взмахнул своей узкой рукой; Ван что-то прокричал, и в комнату вошли двое крепко сложенных, обнаженных по пояс стражников, державших за руки невысокого, коренастого босого мужчину, одетого в изодранную рубашку и брюки цвета хаки. Фурне грубо выругался в адрес своего захватчика, причем сделал это как по-французски, так и на трех китайских диалектах. Юн Ли с улыбкой продолжал поигрывать маленьким ножом. Мой командир полностью осведомлен обо всех моих передвижениях. Если завтра к утру я не окажусь в части, он через несколько часов появится здесь с отрядом легионеров!

Юн Ли снова улыбнулся.

  • kochemazof про Шаскольский: Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII-XIII вв. (История)Хорошая книга крупного питерского историка-медиевиста, специалиста по средневековой истории Северо-Запада Руси.

И все же у нас еще остается лучшая часть суток. Так много можно сделать за день и вечер. Фурне снова обрушил на него поток ругани. И я, и вы знаем, что вы не можете ни убить меня, ни изувечить настолько, чтобы я был не в состоянии вернуться в себе в Форт-Дешамп. Что же до остального, то давай, действуй, желтомордая тварь!





Все, что мне требуется от вас, это информация о дислокации и вооружении вашего сторожевого отряда на реке Мефонг. Юн Ли, и я знаю твой промысел, мандарин воров!

Военный губернатор Тонкина послал сюда батальон Иностранного легиона для того, чтобы он разобрался с тобой и восстановил на границе мир и порядок, а не для того, чтобы мы поддавались твоим детским угрозам!

Легион никогда так не поступит, и ты должен как сделать челку на бок в домашних условиях мальчиков об. Лучшее, что ты можешь сделать, это немедленно сдаться, в противном случае, уверяю тебя, меньше чем через две недели твоя голова будет гнить над Северными воротами Ханоя как предостережение всякому, кто вздумает последовать твоему примеру.





Улыбка не сходила с лица мандарина, хотя он понимал, что все это отнюдь не пустые слова. Несмотря на тонкинских снайперов и силы колониальной пехоты, он мог обеспечить некоторое продвижение, но эти трижды проклятые легионеры были сущими дьяволами из преисподней.

Он, Юн Ли, правивший как король в долине Мефонга, он, которому покорно платила дань половина китайской провинции и многочисленный район французского Тонкина, чувствовал, что сейчас трон под ним зашатался.

Оставалась лишь одна-единственная надежда: Если бы эти лодки смогли пройти, если бы он вернул себе своих людей а это были отменные бойцыу него оказались бы развязаны руки и тогда он смог бы что-то сделать. Золото, драгоценности, нефрит — и хотя французские солдаты такие ужасные, в Ханое немало гражданских чиновников, отнюдь не чурающихся всех этих богатств.

Но на берегу Мефонга Иностранный легион — они словно догадались о его планах! До тех пор, пока этот отряд сторожит реку, лодок ему не видать как своих ушей. И вот сейчас лейтенант Фурне, штабной офицер гарнизона, оказался в его руках. Всю ночь его мучители пытались урезонить молодого упрямого нормандца и утром не отпускали его ни на минуту от.

На нем не осталось никаких следов, обошлось без переломанных костей, порезов или синяков, но ведь всегда можно найти и другие пути! Фурне передернуло от одной мысли о том, через что ему пришлось пройти за эти длинные, как вечность, ночь и утро. Долг всегда был для Фурне превыше всего; для Юн Ли же, заговорит наконец француз или нет, было вопросом жизни и смерти.



И он разработал план, который сейчас должен был осуществиться на практике. Нельзя было пойти в отношении Фурне на крайние меры, ибо до настоящего времени французские власти не располагали сведениями о связи мандарина Юн Ли с бандитами. Возможно, они и предполагали, однако явных доказательств у них не было, а потому убийство или нанесение увечий французскому офицеру, да еще в его, мандарина, собственном дворце представлялось Юн Ли таким шагом, на который он никак не мог решиться.

Было жаркое южное лето, а Юн Ли словно ступал по тонкому льду, и делать это приходилось ему как можно осторожнее.

И все же он предпринял кое-какие меры. Значит, вы отказываетесь говорить? Слова лейтенанта Фурне были так же тверды, как и его подбородок. Ван хлопнул в ладоши. В тот же момент еще четыре полуголых стражника ворвались в, комнату; двое из них опустились на колени и крепко обхватили ноги Фурне, третий сжал в своих жилистых объятиях грудь лейтенанта, четвертый, вооруженный дубинкой, просто встал рядом для подстраховки.

Двое охранников, пришедших ранее, продолжали прочно держать его руки. Оказавшись в объятиях этих мускулистых парней, он не мог даже пошевельнуться, был полностью беззащитен и чувствовал себя живой статуей.





Мандарин Юн Ли снова улыбнулся. Любой не знавший его человек мог бы предположить, что эта улыбка — знак безграничной нежности и сострадания божества. Его рука дотронулась до лежащего рядом колокольчика.

Юн Ли что-то быстро сказал, покрывало мгновенно слетело, и перед ними предстала окруженная слугами мандарина очаровательная девушка, едва достигшая двадцатилетнего возраста, темноволосая, стройная, с большими, карими, как у газели, глазами, удивленно и широко распахнувшимися, как только она увидела перед собой лейтенанта Фурне. Когда же мне сказали, что вопреки всем моим стараниям вы продолжаете сохранять молчание, я распорядился, чтобы ее привезли.



Дом ее отца находится далеко от того места, где стоит ваш отряд, в сущности, он расположен на китайской, а не на французской территории, в общем, надо признать, что это было весьма нетрудным делом.

Рука французской армии — а это достаточно длинная и не склонная прощать рука — дотянется куда угодно, чтобы покарать ваших убийц. Но эта девушка… Она — нечто совсем иное! В ней действительно течет на три четверти французская кровь, но ее отец наполовину китаец и остается китайским подданным.


Возможно, Вас заинтересует : 25 кадр видео похудения

К тому же, она проживает в Китае, и я боюсь, что французское правосудие не станет мстить за ее жизнь с той же решимостью, с которой оно стало бы мстить за вашу. Во всяком случае, на этот риск я могу пойти. Фурне показалось, что кровь застыла в его жилах. Этот улыбчивый дьявол был прав! Но что же делать? Предать флаг, свой полк, обречь на смерть своих товарищей или увидеть, как Лили замучают в его же присутствии!



Фурне хранил горькое молчание, однако смышленая Лили сразу ухватила суть происходящего, поначалу ускользавшую от. Лучше я умру, чем позволю тебе стать предателем! Фурне откинул голову назад: Но предателем я не стану!

Но прежде она будет молить вас о помощи, и когда вы услышите ее безумные крики, крики той женщины, которую вы любите, тогда, возможно, вы выбросите из головы всю эту благородную риторику и весь свой героизм!

kochemazof про Шаскольский: Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII-XIII вв. (История)Хорошая книга крупного питерского историка-медиевиста, специалиста по средневековой истории Северо-Запада Руси.

Он снова ударил в ладоши, и в комнату молча вошли еще слуги. В руках одного из них была небольшая жаровня с пылающими углями; другой держал маленькую плетеную клетку, внутри которой дико металось какое-то живое существо; третий нес медную чашу с двумя ручками по богам, с которых как сделать челку на бок в домашних условиях мальчиков блестевшая в лучах солнца гибкая стальная лента.

Фурне почувствовал, как волосы у него встают дыбом. Что за ужас теперь ожидает его? Где-то в глубине души он подозревал: Неожиданно в узких глазах мандарина блеснул адский огонь.





Да был ли он вообще человеком? Может, это сам дьявол в человеческом образе?





Несколько слов на неведомом Фурне юнаньском диалекте, и слуги распластали девушку, положив ее жалкое беспомощное тело спиной прямо на чудесный ковер с павлиньим узором. Только одно слово сорвалось с тонких губ мандарина, и мускулистые руки сорвали одежду с верхней части ее тела. Бледная и безмолвная, она лежала на этом чудесном ковре, не сводя глаз с лица Фурне: Фурне отчаянно рвался из рук стражников, но те были сильными парнями и крепко держали.

Черт бы побрал твою желтую душу! Мандарин не реагировал на его угрозы. Сначала ее запястья привязывают к ножкам тяжелых предметов мебели — это чтобы она не могла пошевелиться. Вас удивляет, зачем понадобились такие крепкие веревки, к чему все эти узлы и петли, когда речь идет о столь хрупкой девушке?

Уверяю вас, все это делается неспроста.

Это важно

Как сделать прическу с декоративной резинкой. Хорошо выглядеть хочется в любое время года, но к сожалению не всегда получается делать укладки в салоне.


Находясь под медной чашей, один довольно хлипкого телосложения человек оторвал себе руку у запястья, лишь бы освободиться. Девушка лежала, привязанная так туго, что едва ли могла даже сдвинуться с места. Юн Ли внимательно следил за приготовлениями. Дайте-ка мне взглянуть на. Он протянул тонкую руку. Слуга с почтительным видом передал ему чашу, с ручек которой свисала гибкая стальная лента.

Фурне, смотревший на все это глазами, полными ужаса заметил, что к ленте подсоединен замок, снабженный регулятором, благодаря которому длина ленты могла быть уменьшена или увеличена.

Поделиться :

Комментарии

Оставить комментарий